Charlie Hebdo: После потрясения и мобилизации - к действиям!

30/01/2015
Communiqué
ar en es fa fr ru

Анализ исполнительного бюро FIDH.

FIDH выражает свое почтение миллионам граждан, которые мобилизовались 11 января 2015 года по случаю Республиканского марша во Франции и во всем мире, в ответ на теракты в редакции Charlie Hebdo и в супермаркете Кошер. Понять важность этих событий и сделать выводы из произошедшего особенно необходимо в свете недавних контр-манифестаций, устроенных в различных странах после выхода в печать последнего номера Charlie Hebdo.

Марши в защиту свободы слова, против антисемитизма, всех форм расизма и кровавых расправ: 11 января граждане массово мобилизовались во имя этих демократических принципов. Не дать этому движению сойти на нет - дело каждого. Перейти от слов к делу - в первую очередь ответственность правителей. Во Франции Лига за права человека (LDH) заявила о колоссальном количестве мер, необходимых для того чтобы республиканские принципы по-настоящему заработали (см. совместный пресс-релиз антирасистских организаций LDH, Licra, MRAP и SOS Расизм « За действующую Республику», от 9 января 2015 г.). Вместе с ней и с НПО всего мира, мобилизовавшимися после терактов, мы хотим подчеркнуть, что нельзя недооценивать универсальный характер этих событий.

Защита свободы слова не встретила должной поддержки со стороны международной оьбщественности.

Стоит лишний раз напомнить, что эта свобода «относится не только к информации или идеям, которые воспринимаются благосклонно или рассматриваются как безобидные, но и к тем идеям, которые задевают, шокируют или беспокоят государство или какую-либо часть населения. Этого требуют плюрализм, терпимость и широта взглядов, без которых нет демократического общества» (см Европейский суд по правам человека, Дело Handyside, 1976).

Международное право устанавливает ограничения свободы слова, которая не включает в себя подстрекательство к совершению геноцида и преступлений против человечности или их апологию, подстрекательство к ненависти или расовой, этнической или религиозной дискриминации. Оно также ограничивает эту свободу в целях защиты прав и репутации индивидов от оскорблений или клеветы. Но это ограничение касается только конкретных лиц, тогда как религии или другие убеждения относятся к частной, субъективной сфере.

Кроме того, согласно международному праву, такие ограничения допустимы только в рамках соответствующего ему в демократическом обществе национального законодательства и при соблюдении четких условий (необходимость, пропорциональность), подлежащих, в каждом конкретном случае, судебной оценке.

Таким образом свобода слова не противоречит свободе религии или убеждений, но скорее является ее необходимым дополнением, обеспечением плюрализма мнений, верований и убеждений, и свободы их выражения.

Эти принципы были подтверждены и уточнены в результате международного спора, возникшего из-за публикации карикатур на пророка Мухаммеда в датских газетах. Организация Объединенных Наций провела серию консультаций с экспертами из всех регионов мира для выявления и уточнения сферы применения ограничений, принятых международным правом на свободу слова. По итогам этих консультаций в Рабате в феврале 2013 года были приняты Декларация и План действий, в которых признается, что
«законы о богохульстве контр-продуктивны, так как де-факто могут привести к цензуре любого диалога, дискуссии и межрелигиозной или внутренне-религиозной критики, которые по большей части конструктивны, здоровы и необходимы. Кроме того, многие из законов о богохульстве обеспечивают различные уровни защиты разных религий и на практике оказываются дискриминационными.»

Комитет ООН по правам человека также признал «запреты проявлений неуважения к религии или другой системы убеждений, в том числе законы о богохульстве, несовместимыми с положениями Пакта (Международного пакта о гражданских и политических правах), за исключением особых обстоятельств, предусмотренных в пункте 2 статьи 20 Пакта.» (Замечание общего порядка 34 по статье 19 о свободе мнений и их выражения Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого в июле 2011 года).

Несмотря на эти принципы, национальные законы превращаются из инструмента защиты свобод в способ их нарушения. Это особенно касается законов о криминализации богохульства, которые до сих пор существуют в более чем пятидесяти странах мира (см http://www.humanrightsfirst.org/sites/default/files/Compendium-Blasphemy-Laws.pdf).

Многие государства, политические или религиозные силы, выступающие против свободы слова, в том числе карикатуры или насмешки, склонны оправдывать нарушения этой свободы, чтобы консолидировать свою власть или влияние.

Первые жертвы этих нарушений – независимые голоса, звучающие в мире, такие как например Раиф Бадави, блоггер из Саудовской Аравии, который защищает более либеральный взгляд на ислам и реформы, необходимые в его стране. Из-за этого он был приговорен к тысяче ударов плетью за «оскорбление ислама», 10 годам тюрьмы, еще 10 годам запрета на выезд из страны и 20 000 евро штрафа.

В свою очередь правозащитники, которые защищают этих произвольно обвиняемых граждан, рискуют жизнью. Член Пакистанской комиссии по правам человека, Рашид Рехман был убит 8 мая 2014 в Пакистане. Он был адвокатом человека, обвиняемого в богохульстве. Он получал угрозы в момент его выступления в суде, но пакистанские власти отказались предоставить ему какую-либо защиту.

Мы также можем привести пример Аминату Эль Моктар, председателя Ассоциации женщин-глав семьи в Мавритании, подвергшейся в 2014 фатве, из-за защиты ей лиц, привлеченных к ответственности за вероотступничество или преследуемых радикальными исламистскими группировками.

Во Вьетнаме в декабре 2014 года Буй Тхи Минь Ханг, Нгуен Ван Мин и Нгуен Тхи Туи Куинь были приговорены «за нарушение общественного порядка» к нескольких годам лишения свободы из-за того, что защищали свободу религии и убеждений.

В восьмидесяти странах мира один лишь факт информирования о нарушениях универсальных прав человека, не говоря уже о действиях по борьбе с ними, является крайне рискованным делом (см. последние годовые отчеты Обсерватории по защите правозащитников https://wearenotafraid.org/fr/). Это риск поддельной судебной процедуры и произвольного задержания, несправедливого осуждения, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, риск для неправительственных организаций и независимых СМИ убийства, насильного прекращения деятельности, роспуска, применение властями ярлыков, таких как «предатель», «отступник», «террорист», «сепаратист», «экстремист» и выдача на суд толпы.

Сегодня необходимо срочно напомнить государствам об их обязательствах в отношении международной правозащитной юрисдикции. В этой связи мы сожалеем о том, что во главе парижского марша находилось двадцать лидеров правительств, попирающих свободу совести, которые бросился в Париж, чтобы выступить с осуждением терроризма, и которым никто не напомнил о том, что оно должно опираться на гарантию свобод. Таким образом они вернулись домой, не ставя под вопрос свои губительные для свобод практики.

С тех пор в мире прошел ряд демонстраций в знак протеста против поддержки французской сатирической газеты. И хотя право мирно выражать свое религиозное мнение неотъемлемо, мы должны осудить нападения на христиан, случившиеся в связи с этим, в Нигерии или в других местах - в отношении представителей меньшинств. Они совершенно недопустимы. Другие мероприятия, подобно манифестации, организованной 19 января Рамзаном Кадыровым в Грозном, совершенно очевидно полностью срежиссированы правящим режимом, который продолжает эксплуатировать религию в политических целях.

Помимо событий и заявлений, мы ожидаем от политических лидеров беспрецедентной международной мобилизации, безусловной защиты граждан, гонимых из-за защиты ими свободы выражения мнений, свободы религии или убеждений.

Также следует оценить, насколько провал так называемых анти-террористических мер, распространившихся после 11 сентября 2001 года, повлиял на впечатляющий рост идеологических движений, основанных на терроре.

Кадры из Гуантанамо и Абу-Грейб не только послужили катализатором террористической энергии, они были двигателем их чудовищной деятельности вплоть до страшной организации казней заложников ИГИЛ.

Бесспорно то, что узаконивание применения пыток лидерами «демократий», произвольное задержание и применение пыток в секретных центрах, высылка лиц тайными авиарейсами, казни без суда и следствия с помощью беспилотников, массивный перехват персональных данных и абсолютная безнаказанность лиц, внедряющих подобные практики, служат аргументом для вербовки террористов, привлечениюя к этому кровавому делу и банализации нарушений прав человека.

Трезво оценены должны быть и явный провал вторжения и оккупации Ирака с 2003 г., трагическая неспособность предотвратить в течение вот уже почти четырех лет сирийскую катастрофу, а также содействовать справедливому и долгосрочному урегулированию израильско-палестинского конфликта. Глобальное восприятие несправедливости на фоне постоянной колонизации палестинских территорий не только подпитывает справедливую критику «политики двойных стандартов». Оно также используется для вербовки джихадистов. Правительства обязаны это признать и, главное, найти пути решения этой проблемы.

Лидеры демократий обязаны обеспечить своим гражданам на постоянной основе реализацию прав и действительных свобод, включая право на безопасность, особенно в самые трудные времена (см. в этой связи доклад FIDH «Анти-терроризм и права человека: ключи к совместимости», октябрь 2005 г.). Совладать с искушением умножать аналоги «Патриотического акта» и укреплять безопасность ради свободы, а не в ущерб ей, - это несомненно нелегкий вызов. Мы же видим в этом необходимое условие для достижения самых важных общественных проектов, таких как: гражданское воспитание молодежи, гендерное равенство, борьба с социальным неравенством, поощрение универсальных прав в обществе, открытом ко всем индивидам, каковы бы ни были их религиозные или философские убеждения.

Исполнительное бюро FIDH.


ОСУЖДЕНИЕ НАПАДЕНИЯ И ПОЛНАЯ ПОДДЕРЖКА ГАЗЕТЫ «CHARLIE HEBDO»

Lire la suite
communique